Умирающий Лев Люцерна и Свинья

Умирающий Лев Люцерна и Свинья

На фотографии ниже запечатлена одна из самых известных достопримечательностей швейцарского Люцерна. В композиции под названием «Лев Люцерна» заключена скульптура смертельно раненого зверя, высеченного в отвесной скале бывшего песчаного карьера под Люцерном. Памятник был посвящен в память воинам швейцарской Гвардии, которые потеряли жизнь защищает дворец Тюильри в Париже во время французской революции 1792 года.

Запись относится к месту: Швейцария

Умирающий Лев символизирует Храбрость солдат, силы готовность умереть, но не предать присягу. В течение прошлых веков сотни миллионов туристов видели этот памятник, который Марк Твен описал, как самую жалобную фигуру из камня в мире. Но немногие понимают смотря на памятник, что в композиции изображено два разных животных. Даже взглянув на скульптуру несколько раз вы вряд ли заметите, что помимо льва в ней присутствует свинья.


У швейцарских наемных солдат была давняя традиция служения иностранным государствам. Они были известны своей доблестью и пользовались особо повышенным спросом во Франции и Испании в течение ранне-современного периода европейской истории. Инцидент во дворце Тюильри произошел 10 августа 1792 года, когда толпа рабочих парижан штурмовала крепость и уничтожила швейцарскую охрану, а королевская семья сбежала через сады. Более 600 швейцарских охранников погибли во время этой борьбы и еще несколько сотен умерли в тюрьме, или были убиты во время последующей сентябрьской резни. 


Один из швейцарских охранников, лейтенант Карл Пфайфер фон Алтисхофен был в отпуске в Люцерне, когда произошли эти драматические события. Он оставался на службе до 1801 года, пока полк не был расформирован. Пфайфер сразу же начал строить планы относительно памятника в честь своих погибших в Париже товарищей. Он хранил свои планы в тайне, потому что в то время Швейцария была под французской властью, а памятник был посвящён защитникам монархии. Это было политически невозможно, но после завершения революции в 1815 году швейцарцы вернули свою независимость, а Пфайфер привел планы по созданию популярной ныне достопримечательности Швейцарии в действие.


Самые ранние эскизы льва были созданы скульптором Бертелем Торвальдсеном. До этого момента он не видел льва в живую, поэтому полагался на иллюстрации и рассказы других людей. Пфайфер нанял известного датского скульптора для проектировки памятника, был запущен сбор средств на строительство и многие пожертвовали деньги. Но были и противники, включая неодобрительное отношение либералов. В конечном счёте, Пфайфер не смог собрать нужную сумму. Тем не менее, он решил так или иначе убедить скульптора начать работу. 

По данным музейных архивов, Пфайфер скрыл от Торвальдсена недостаток средств, договорившись произвести оплату после доставки модели скульптуры. Отношения между ними обострились во время более поздних стадий работы, когда скульптор не доставил работу вовремя. Пфайфер расстроился из-за задержек и медлительности Торвальдсена, между ними то и дело возникали скандалы.


Когда Торвальдсен узнал об отсутствии оплаты, то решил внести некоторые изменения в композицию. Он смоделировал умирающего льва, пораженного копьём и символизирующего павших швейцарских воинов. Одна из его лап покрывает щит с геральдической лилией французской монархии. Рядом лежал другой щит с гербом Швейцарии. Торвальдсен не изменил саму скульптуру из уважения к павшим солдатам. Вместо этого, он изменил форму алькова где лежал лев, которая по форме напоминает свинью. Посмотрите на памятник снова. Теперь вы видите свинью?


Воплощать план взялся швейцарский скульптор Панкрац Эгеншвиллер, перед которым была поставлена задача вырезания памятника в скале по модели Торвальдсена. Однажды во время работы Эгеншвиллер упал с лесов и погиб. Его сменил масон из Германии по имени Лукас Агорн, который и завершил задачу в 1821 году. По-видимому, никто не заметил свинью пока скульптура не была завершена. По сей день многие не могут с первого раза разглядеть форму свиньи — тонкое, но открытое сообщение Торвальдсена, выражающие его презрение либо к историческим событиям, либо к обману Пфайфера.